Магазин готовых дипломов, курсовых и рефератов
Библиотека студента

Литературоведение. Ч. 2.

2.5.5. Реализм XIX-XX вв.

В строгом значении реализм - это постромантическая художественная система XIX - XX веков. Реализм непосредственно унаследовал открытую романтизмом самоценность личности, но без ее абсолютизации, поставив личность в качественно иное, чем в романтизме, отношение с окружающими ее жизненными обстоятельствами. Собственно художественная почва для появления в литературе таких оригинальных характеров, как Жюльен Сорель и Растиньяк, Татьяна Ларина и Анна Каренина, Андрей Болконский, Григорий Мелихов, была подготовлена образами Дельфины, Адольфа, Чайльд Гарольда, Аластора, Крейслера, Алеко. Однако в отличие от романтических героев, которые живут в полном отчуждении в абсолютной внутренней независимости от окружающих обстоятельств, герои реалистической литературы прочно закреплены за определенным местом, временем и средой, а их характеры обусловлены индивидуально-неповторимыми взаимоотношениями с другими личностями, с обществом своего времени и своего народа! Они «герои» своего «времени», «отцы» или «дети», «старые» или «новые», «накануне» чего-то, им предстоит что-то «делать».

Существенной особенностью реализма является совершенно особенный по сравнению с предшествовавшим искусством характер возведения индивидуального содержания жизни в общезначимое, реально конечного - в художественно бесконечное.

... Отношения между самоценной личностью, унаследованной от романтизма, и обстоятельствами ее жизни оказались в реализме XIX века очень сложными, в сущности трагическими.

«Социально-критический» и «психологически утверждающий реализм». Можно вполне определенно говорить о двух разновидностях, двух направлениях реализма XIX века. Одно из них делает акцент на результатах социально-исторического развития и осваивает их, то есть сложившееся социальное положение людей и их социальные нравы, негативно, критически, в комическом разоблачении. В другом направлении акцент делается на личной самоценности человека, на художественном выявлении внутреннего духовного богатства личности, ее стремлений, собственных возможностей (в этом случае преобладают романтический, драматический и трагический типы художественного содержания).

Таким образом, в одном направлении настойчиво демонстрируется в критическом, часто сатирическом освещении подавляющая человека сила социальных обстоятельств - то ли в виде изображения уже законченных узкосоциальных типов, то ли через воспроизведение самого процесса обесчеловечивания человека, превращения его в среднего индивида замкнутой в себе общественной среды. Таково в основной своей направленности творчество Бальзака, Флобера, Золя, Теккерея, Гоголя, Гончарова, Салтыкова-Щедрина, а в живописи - Домье, Милле, Курбе, Федотова, Перова.

... Исследователи русского реализма XIX века чаще всего называют это направление социальным реализмом.

... Но и такое обозначение требует дополнительного терминологического определения, которое бы указывало на прямое критическое воспроизведение социальных условий жизни. Поэтому точнее всего будет назвать это направление социально-критическим. Собственно, именно к этому направлению вполне применим горьковский термин «критический реализм», который долгое время распространялся в советском литературоведении на всю русскую реалистическую литературу XIX века.

На базе социально-критического направления в реализме сложилась натуральная, или гоголевская, школа в русской реалистической литературе 40-х годов. И Белинский, главный теоретик этой школы, разрабатывал свою концепцию реализма («реальной поэзии») прежде всего с ориентацией на это направление.

... Во Франции 50-х годов прошлого века образовалась также на основе социально-критического направления в реалистической литературе так называемая «реалистическая школа» во главе с Шанфлери. В своей литературной программе эта школа, присоединившись к традиции Бальзака, объявила высшей и самой перспективной формой современного литературного творчества нравоописательные реалистические жанры - «роман современных нравов», что приводило ее и в теории, и в художественной практике к смыканию с натуралистической литературой. Еще в большей мере, чем школу Шанфлери, натуралистическая тенденция характеризует школу Золя (об этом см. в рубрике «Натурализм»).

... Другое направление в реализме, сохраняя его критическое отношение к социальному подавлению личности, основное внимание обращает на самоценные человеческие характеры, на духовное богатство личности, ее человеческое достоинство, на стремление личности раскрыть свои «чисто человеческие» возможности, удовлетворить свои родовые человеческие чувства и потребности, установить с окружающим ее обществом свободные, неантогонистические, равноправные отношения. Иначе говоря, в этом направлении на передний план выдвигается утверждающая сторона в художественной системе реализма, выражение положительного отношения к жизни.

В творчестве Тургенева, например, нет прямого авторского отрицания социальных условий жизни дворянства. Писатель всегда находит в этой среде здоровые, положительные силы, духовно богатые личности, устремленные в большой мир, к значительной общественно-полезной деятельности. На судьбе таких героев он и сосредотачивает свое главное внимание. Но судьба их оказывается, как правило, печальной, в сущности трагической, так как их духовные потребности остаются неудовлетворенными, способности не находят достойного применения, высокие стремления не подкрепляются соответствующей практической деятельностью.

Второе направление в реализме XIX века сложилось почти одновременно с первым, социально-критическим, и даже несколько раньше, так как оно непосредственно продолжало романтическое утверждение личной самоценности человека. На Западе к этому направлению безусловно относится творчество Стендаля, Диккенса, Джека Лондона, Т. Манна, Роллана, в живописи - Родена, Менье; в России - творчество Пушкина, Лермонтова, Тургенева, Некрасова, Чернышевского, Л. Толстого, Крамского, Репина, Сурикова. В этом направлении развивалась в основном и русская реалистическая музыка XIX века, достигнув наивысшего расцвета в творчестве Чайковского.

Особое место в русском реалистическом искусстве занимают Чехов и Левитан. В эпическом, предметно-чувственном слое творчества Чехова преобладают нравоописательные характеры, и акцент делается на ограниченности, серости, монотонности повседневной жизни людей. Но под застывшим однообразием человеческого бытия в его творчестве последнего периода ощущается скрытое от прямого восприятия «подводное» течение, созвучное самым глубинным процессам исторического развития. По отношению к этому течению непосредственно изображенная жизнь кажется какой-то «призрачной», неправомерной, не имеющей будущего. Этим своим многозначительным подтекстом творчество Чехова размывало не только косную повседневность старого мира, но и сложившуюся в XIX веке устойчивость реалистических принципов, обогащая эту систему ощущением - еще, конечно, очень неопределенным ощущением - всемирно-исторических сдвигов и открывая тем самым для реалистического искусства новую перспективу.

...При определении особенностей «утверждающего» направления в реалистической литературе XIX века исследователи указывают обычно или на «психологизм», если наблюдается особый интерес писателя к внутреннему миру героя, или на «лиризм», когда обнаруживают субъективное авторское вмешательство в изображаемый жизненный процесс. Но термин «лиризм» менее всего подходит для характеристики рассматриваемого направления в целом.

Более удачен предложенный У. Р. Фохтом термин «психологический реализм», так как он указывает именно на внутреннюю мотивировку утверждения положительных ценностей, столь характерную для реализма XIX века. Но необходимо учитывать, что благодаря «психологическому анализу» это искусство может раскрывать не только положительные характеры, но и отрицательные.

... Учитывая все это, мы будем называть это направление в реализме психологически утверждающим. ...Подобно тому как социально-критическое направление на своей «последней границе» переходит из собственно художественной сферы в сферу научно достоверного отражения жизни (натуралистическая тенденция), психологически утверждающее направление способно перейти в область других форм идеологии (нормативная тенденция).

... В реализме XX века отчетливо наметился отказ от иллюзий классических представителей этой художественной системы. Он наметился уже в творчестве Флобера, получил мощное философско-художественное оправдание в последних романах Франса, а к середине XX века стал отличительной чертой значительной части реалистической литературы, а также других видов искусства, особенно кино. Художники искренне сочувствуют светлым надеждам своих героев, восторгаются их отчаянными попытками самоутверждения, радуются каждой их временной или даже мнимой удаче, верят в неиссякаемые жизненные силы человека, но при всем этом герои их находятся в плену какой-то непреодолимой силы социального тяготения, которая наглухо приковывает их к тем условиям, в которых они живут, разрушает все их надежды на лучшую долю, делает их положение практически безвыходным.

В Италии после второй мировой войны сложилась так называемая неореалистическая школа, которая дала высочайшие образцы художественного творчества, особенно в киноискусстве. Неореалисты максимально приблизили искусство к повседневному быту своих современников со всеми их будничными заботами, нуждами, интересами и надеждами. Но подчеркнутая повседневность, часто документальность изображения служит у неореалистов не просто для того, чтобы показать жизнь такой, какова она есть, но и для того, чтобы подчеркнуть, что иной она и быть не может.

... Реализм по своей собственной природе предусматривает художественное воспроизведение жизни с целью правдивого освоения конкретно-исторических связей отдельного индивида с обществом в целом. Поэтому реалистическая литература самым необходимым образом воспроизводит жизнь в ее конкретно-исторических формах.

Но это вовсе не означает, что художественные детали располагаются в тех же самых связях и в том же самом порядке, как располагаются соответствующие им детали реальной действительности. Наоборот, внешние реальные связи и порядок постоянно нарушаются в целях художественного выявления и освоения внутренней закономерности в общественных отношениях данного времени. Этим же оправдывается творческое использование всего арсенала художественных средств и приемов, вплоть до фантастической образности, если она служит правдивому художественному освоению исторически сложившейся сущности общественной жизни. Шагреневая кожа в романе Бальзака включена в такую систему художественных образов, в которой она фантастически конкретизирует обычную для его реалистического творчества обесчеловечивающую силу буржуазного капитала, рабскую зависимость человека от его социального положения, полное подчинение характера человека социальным обстоятельствам его жизни. Точно так же образы градоначальников у Салтыкова-Щедрина - доведенное до невероятного с точки зрения внешней реальности гротескно-сатирического заострения враждебной для общества и обесчеловечивающей ее непосредственных исполнителей социально-политической функции государственно-бюрократического аппарата.

Кроме того, реализм может, не изменяя собственной конкретно-исторической природе, творить свои произведения целиком в универсальных образах прошлых культур в тех случаях, когда сама эта образная культура, подобно всякой другой сфере общественной жизни, становится непосредственным предметом художественного освоения, например в сказках Пушкина, в повестях Гоголя, в «Снегурочке» Островского, в живописи В. М. Васнецова.

Но в реализме появилось и такое обращение к универсальным образным формам, когда конкретно-историческая художественная система подключается к универсальным образам прошлого с целью придать ей значение всеобщности, неизменной общечеловеческой сущности. Совершенно определенно такая тенденция наметилась, например, уже в творчестве Достоевского.

В романе Достоевского «Братья Карамазовы» типологическое для двух направлений реализма XIX века отношение между характерами и обстоятельствами предстает как осознанное: в одном случае подавляющие и разрушающие человека социальные обстоятельства его жизни - карамазовщина, типологическое значение которой осознано в легенде о Великом инквизиторе; в другом случае одинокие носители возвышенных идеалов - «иноки», типологическая роль которых как освободителей человечества осознана в «житии» старца в духе христианского социализма.

От такого осознания типологических особенностей реализма остается один шаг до того, чтобы видеть во враждебной противопоставленности возвышенных характеров и окружающих их обстоятельств универсальный, извечный и неодолимый закон человеческого существования. И этот шаг был сделан на рубеже XIX - XX веков.

Особенно показательны в этом отношении последние романы Анатоля Франса («Остров пингвинов», «Боги жаждут», «Восстание ангелов») с их концепцией круговорота истории и безнадежности всякой попытки качественного обновления мира. В сущности, все последующие реалистические произведения XX века, показывающие практическую несостоятельность человеческих стремлений к лучшей жизни, представляют собой лишь различные формы конкретизации тех колоссальных художественно-философских обобщений, которые сделаны Франсом в этих романах.

* * *

Традиции обоих направлений классической реалистической литературы - «социально-критического» и «психологически-утверждающего» - и их сочетание в виде «неореализма» достаточно определенно прослеживаются в русской литературе XX века, притом не только начала XX века, например, в творчестве Бунина и Куприна, но и после 1917 года вплоть до наших дней. Особое значение продолжение этих традиций имеет в русской литературе на материале послереволюционной действительности и дальнейшей судьбы российского общества. Наиболее значительные ее представители - Е. Замятин, М. Булгаков, А. Платонов. А. Солженицын.

Первым крупным произведением «социально-критического» реализма, созданным на материале послереволюционной действительности, явился роман-антиутопия Е. Замятина «Мы» (1920).

... Непосредственным объектом мощного сатирического изобличения в творчестве Платонова, гениально продолжившего сатирическую традицию Салтыкова-Щедрина, явилась общественно-преобразовательная практика конца 20-х - начала 30-х годов в условиях партийно-государственной системы подавления человека, лишения его всего необходимого для нормального существования и массового уничтожения людей во имя абстракции идеального общественного устройства.

... В творчестве М. Булгакова с одинаковой силой получили свое продолжение и «социально-критическая» и «психологически-утверждающая» разновидности классического русского реализма: первая разновидность наиболее результативно в повестях «Собачье сердце» и «Роковые яйца», вторая - особенно мощно в романах «Белая гвардия» и «Мастер и Маргарита».

... В этом же русле сложилось позднее и в основном продолжает развиваться художественное творчество А. Солженицына. Пафос его произведений в утверждении способности людей сохранять свое человеческое достоинство в неблагоприятных для этого обстоятельствах, причем самые неблагоприятные из них - условия тюремной жизни и в лагере заключенных - предстают в его творчестве как крайний вариант условий ограничения и подавления человека, характеризующих жизнь в целом

Это вполне органично подключает творчество А. Солженицына к классической реалистической литературе - и к «социально-критической», и «психологически-утверждающей» ее разновидностям.

Из последних произведений современной литературы, непосредственно продолжающих традицию классической русской реалистической литературы, заслуживает особого внимания роман А. Битова «Пушкинский дом».

Писатель в причудливой форме, с виртуозным применением всевозможных способов повествования изображает, как представители старой, русской аристократии выжили во время Октябрьской революции и гражданской войны и как они приспособились к новым условиям. Это типичное произведение классического реализма с социально-критической направленностью.

«Социально-утверждающий» реализм. Этот термин связан с творчеством таких писателей, как М. Горький, В. Маяковский, А. Веселый, М. Шолохов, А. Твардовский, Л. Арагон, И. Бехер, Б. Бехер. Обычно в советском литературоведении такая литература называлась «социалистическим реализмом». В последние годы (особенно в 1988 - 1989 гг.) этот термин подвергся резкой критике, главным образом потому, что советское литературоведение, особенно в 30 - 50-е годы, называло социалистическим реализмом широко распространявшиеся в то время у нас произведения отнюдь не реалистические, а нормативные, схематичные, парадно-культовые, лакированные, угодные господствовавшему в то время административно-командному партийному и государственному руководству. Это придало негативное значение понятию «социалистический реализм». Поэтому, чтобы отделить позитивное значение этого понятия от негативного, здесь предлагается рабочее терминологическое обозначение литературы, которая действительно явилась в XX веке существенно новой разновидностью реалистической литературы. Суть новизны заключена в соединении субъективных стремлений личности к самоутверждению с реальной объективно-исторической возможностью, самоутверждения личности в интересах общества или, в более узком, но более конкретном смысле, в художественной актуализации и абсолютизации созидательно-творческих возможностей человека.

«Универсальный» реализм. Этим термином обозначается разновидность реалистической литературы, которая утвердилась в русской литературе в последние три десятилетия. Это прежде всего так называемая «деревенская проза» в лице таких талантливых писателей, как В. Астафьев, В. Белов, В. Распутин. Кроме ряда других своих особенностей, эта литература выделилась тем, что стала существенно по-новому художественно осваивать связь настоящего с прошлым и будущим. До этого в советской литературе преобладало критическое отношение к прошлому, а положительное в жизни представлялось заключенным в движении от настоящего к будущему. «Деревенская проза» обратила внимание на то, что прошлое - носитель непреходящих человеческих ценностей, художественно актуализировала нравственные ценности трудящегося народа, приобретенные веками его духовно-практического опыта. Уже это придает такому творчеству основательность, емкость, наполняет произведения глубинным сущностным содержанием бытия, причем не только общественного бытия человека, но и его естественного бытия.

... В целом же не только в творчестве писателей «деревенской прозы», но и ряда других современных писателей (у нас и за рубежом) вполне определенно обнаруживается новый тип художественной мотивировки сущности бытия и человеческого характера - не просто социальной и психологической мотивировки, свойственной прежнему реализму, но и родовой человеческой и, так сказать, экологической мотивировки. Эта литература стремится проникнуть через социально-бытовую, общественно-официальную оболочку человека в его родовую человеческую и естественную сущность и художественно реализует возможности самоутверждения человеческой личности как родового и естественного существа, как представителя человеческого рода и его естественной среды - природы, того, что составляет непременное условие существования человеческого рода.

В этом русле к настоящему времени уже создано много значительных художественных произведений. Из последних публикаций это и «Третья правда» Л. Бородина, и «Стоянка человека» Ф. Искандера, и «Семь дней творения» В. Максимова.

Натурализм. Натурализм (natura-природа) как литературное направление сложился в последней трети XIX в. в Европе и США. Натуралисты стремились к объективному, точному и бесстрастному изображению реальности и человеческого характера, обусловленного физиологической природой и средой, понимаемой преимущественно как непосредственное бытовое и материальное окружение, но не исключающее социально-исторических факторов.

Натурализм зародился и программно оформился прежде всего во Франции. Огромную роль в его формировании сыграли успехи естественных наук, прежде всего физиологии, противопоставившей эксперимент ненаучным методам познания. Литературными предшественниками натурализма, помимо Шанфлери, были Дюранти, Флобер, братья Гонкур. Э. Золя разработал теорию натурализма (сборники «Экспериментальный роман», «Романисты-натуралисты» и др.) и попытался применить ее в своем художественном творчестве. В середине 70-х гг. вокруг Золя, признанного главы натуралистов, сложилась натуралистическая школа (Г. де Мопассан, Ж. К. Гюисманс, А. Сеар, Л. Энник, П. Алексис, Э. де Гонкур, А. Доде и др.), распавшаяся в конце 80-х гг.

Художественное произведение рассматривалось натуралистами как «человеческий документ»; преимущественный интерес к быту, к физиологическим основам психики, недоверие ко всякого рода идеям вели к ограничению художественных возможностей натуралистической литературы. Однако вторжение жизненной правды в натуралистическое произведение обусловило глубокое художественное воздействие лучших образцов

... Если Золя, веря в науку и социальный прогресс, исследовал механизм взаимодействия среды и человека, чтобы открыть способы воздействия общества, то у других писателей (например, позднего Мопассана и особенно Гюисманса) преобладали мотивы фатализма.

Натуралисты отказывались от морализирования; они считали, что для писателя нет непригодных сюжетов или недостойных тем - отсюда расширение тематики натуралистической литературы, интерес к «простым» явлениям жизни («Жермини Ласерте» бр. Гонкур, «Западня» Золя).

В 60-80 гг. XIX в. натурализм сыграл положительную роль: он осваивал новые темы, показывал жизнь обездоленных и угнетенных, изучал взаимодействие личности и толпы, роль подсознательного в человеческой психике, ввел в литературу новые приемы и средства художественного изображения жизни. Борясь с ложным официальным оптимизмом, с мещанской идеологией и моралью, проявляя широкий демократизм и критические, разоблачительные тенденции, натурализм содействовал прогрессу, общественной мысли и художественного видения.

В Германии крупным писателем-натуралистом был Г. Гауптман. И Золя, и Гауптман создавали типы, то привнося элементы реалистического обобщения, то прибегая к символике. Символом является, например, само название романа «Жерминаль», обозначавшего весенний месяц всходов.

Натурализм по-разному сказывался на последующем развитии литературы. С одной стороны натуралистический опыт смелого обращения неприглядных сторон действительности был творчески освоен реалистами XX в. С другой стороны, в современной западной литературе получили распространение попытки мотивировать поведение человека не социальными обстоятельствами, а его биологической природой.

... В России термин «натурализм» не был употребителен. Однако влияние его ощутимо в творчестве ряда писателей конца XIX в., в частности, Д. Н. Мамина-Сибиряка, П. Д. Боборыкина.

 

2011-01-11 09:00:14 Учебникивернуться к списку

← предыдущая страница    следующая страница →
1234567891011121314151617