Магазин готовых дипломов, курсовых и рефератов
Библиотека студента

Партийная демократия. Ч. 1

СИСТЕМЫ ПАРТИЙ

Влияние партий на политическую жизнь общества проявляется через их взаимодействие в партийной системе. Традиционно различаются три основных типа партийных систем по численности: многопартийная, двухпартийная, для которой характерно чередование у власти двух крупнейших партий, и однопартийная, когда при наличии в обществе свободных выборов и множества партий только одна из них в течение длительного времени занимает доминирующее положение. Помимо основных существуют промежуточные типы, например, система двух с половиной партий в ФРГ, где умеренная «половинная» партия свободных демократов «делала» правительство, блокируясь либо с социал-демократами, либо с христианскими демократами.

Становление той или иной системы не является исключительно результатом чьего-либо сознательного выбора. Оно обусловлено взаимодействием факторов социально-исторической и институциональной природы в сочетании, уникальном для каждой страны. Под социальными факторами понимаются факторы, вызывающие расслоение общества на группы с общими политическими интересами для защиты которых и организуются партии.

Согласно марксистской теории партия выражает интересы класса - совокупности людей, объединенных общностью их положения по отношению к производству и характеру присвоения благ, а система партий, соответственно, отображает классовую структуру общества - собственники экономических ресурсов, наемные рабочие, средний класс. Классовый интерес сводится в основном к экономическому интересу.

Современное общество существенно отличается от схемы, использованной Марксом. Его социальная стратификация - наличие устойчивых социокультурных различий, по которым индивиды идентифицируют себя с определенными слоями (стратами), - гораздо сложнее. Социально-экономическое положение - далеко не единственный фактор партийных предпочтений. Причиной, побуждающей людей объединиться в партию, может стать забота о том, чтобы интересы региона не пострадали при решении общенациональных проблем. Наряду с партиями профессиональных интересов существуют этнические и конфессиональные партии; партии, выступающие за определенные формы государственности (например, республиканцы или монархисты; партии сторонников сильного централизованного государства или федералистов), а также партии, возникшие на идеологической основе. К последним относятся различные марксистски ориентированные партии - от коммунистов до социалистов. Осознание нарастающей угрозы окружающей среде породило мощное политическое движение ее защитников, в лоне которого практически во всех открытых обществах возникли партии «зеленых».

Поэтому привычная для обыденного советского сознания одноразмерная типология, расставляющая партии на линии между правым и левым полюсами, утрачивает какую-либо связь с реальностью, когда в нее пытаются «втиснуть» современные партии.

Партийная дифференциация определяется не столько первичными объективными социально-экономическими реалиями, сколько структурированностью политического сознания. В национальной политической культуре постоянно воспроизводится влияние крупных социальных конфликтов прошлого, пережившее исторический контекст, который их породил.

Так, существование многих региональных партий обусловлено историческим конфликтом между центром и периферией, через который прошли большинство стран в процессе национально-государственного строительства. К таким партиям относятся большая часть «третьих» партий Великобритании (Шотландская националистическая партия, партии Северной Ирландии, партия «Плайд Кимру» в Уэльсе), многочисленные каталонские, баскские, галисийские и другие партии в Испании; квебекская партия в Канаде, насчитывающая более 150 тыс. членов.

Другой областью социальных конфликтов стали отношения между государством и церковью. В Западной Европе церковь с ее претензиями на наднациональное лидерство была одним из главных препятствий на пути государственного строительства. После введения всеобщего избирательного права возникли религиозные партии, которые повели за собой значительную часть населения. По некоторым подсчетам в Западной Европе существуют по меньшей мере столько же партий, заявляющих о своей опоре на религию, сколько ориентированных на определенный социальный класс.

Еще одной исторической областью социальных конфликтов стали отношения города и деревни, возникшие в результате промышленной революции. Образовавшиеся для защиты интересов крестьянства от поползновений со стороны нового слоя собственников - буржуазии, эти партии частично сохранили свое влияние (особенно в скандинавских странах) до настоящего времени. Другим результатом промышленной революции стало разделение общества на собственников и рабочих и возникновение социалистических партий для защиты интересов последних. В странах, где властвующая элита не препятствовала введению всеобщего избирательного права, эти партии интегрировались в политическую систему. Там, где элита пыталась воспрепятствовать демократизации общества, их деятельность приняла антисистемную направленность. Октябрьский переворот 1917 г. в России вызвал раскол в социал-демократическом движении Европы по вопросу приемлемости революционного насилия, который привел к выделению из него коммунистических партий, изменивших европейский партийный ландшафт.

Отмеченные социально-исторические факторы формирования партийных систем ко второй половине нынешнего века перестали действовать в большинстве индустриально развитых стран. Благодаря этому растет влияние общенародных партий. Но даже страны, где глубокие социальные и религиозные отличия не исчезли, сумели сохранить открытое общество. Так, например, в Нидерландах с давних пор противостоят друг другу три политических блока - протестантский, католический и либерально-секуляристский, а после войны в политическую борьбу активно включилось также рабочее движение. Каждый блок имеет прочную опору в определенном регионе страны, собственные профсоюзы, газеты, теле- и радиовещание, школы и т.п. Однако интенсивного конфликта удается избежать благодаря т.н. консенсусной (по выражению А. Лийпхарта) демократии. Ее признаки таковы: правительство большой коалиции, включающей представителей всех блоков; право вето, позволяющее отстаивать интересы меньшинств; равномерное распределение правительственных заказов и субсидий между общинами; право каждой общины самостоятельно решать внутренние проблемы.

К институциональным факторам прежде всего относится избирательная система - законодательно установленный свод правил проведения выборов, по которым определяются победители и побежденные. Не существует единственного бесспорного способа избрания представительной власти. В каждой стране тип избирательной системы зависит от исторических традиций и сложившихся форм разрешения конфликтов, социальной структуры и специфики массовой политической культуры. Абстрагируясь от деталей, можно выделить два основных типа: пропорциональное представительство и мажоритарная система. Каждый из них имеет свои недостатки и свои достоинства, которые однако уравновешиваются в контексте национального электорального законодательства, ибо его конечной целью остается сохранение демократии.

При пропорциональных выборах каждая партия получает число мандатов, соответствующее ее доле в общем числе голосов избирателей. В этом принципе формирования таится опасность дробления власти на такое множество мелких группировок, которое может парализовать ее функционирование. Чтобы это избежать, устанавливается барьер в виде определенного минимума голосов избирателей - обычно от 3 до 10 % в разных странах, который должна преодолеть партия для прохода в парламент. Голоса, отданные за партии, не набравшие проходного минимума, не принимаются в расчет при распределении мандатов, т.е. фактически приравниваются к недействительным. Однако квотирование имеет обратную сторону: избиратель, симпатизирующий партии, которая не имеет шансов попасть в парламент, может изменить свое решение в пользу другой, с большими шансами, или вообще отказаться от голосования. В результате крупные партии получат дополнительную поддержку «чужих» избирателей, а «непроходные» могут полностью исчезнуть.

Xотя пропорциональная система в принципе считается более справедливой, многие страны с давними демократическими традициями практикуют и поныне мажоритарную систему. К таким, помимо англо-американских стран, относятся Франция и Япония, а также более молодые демократии Испании и Португалии.

В мажоритарной системе побеждает кандидат, набравший большее число голосов в своем избирательном округе. При этом голоса, поданные в данном округе за проигравшего кандидата, не учитываются при подсчете общих результатов по стране и, соответственно, теряются при распределении мандатов между партиями. Система имеет то очевидное достоинство, что обеспечивает парламентское представительство каждому из округов.

В мажоритарной системе требуемое для победы большинство голосов может быть двух видов - абсолютное и относительное. Классическим примером первого является избирательная система Франции. Страна разделена на избирательные округа, число которых равно количеству мест в парламенте. Каждый округ выбирает одного кандидата. Избранным считается тот, кто собрал более половины отданных голосов. Если ни один из кандидатов не имеет такого результата, проводится второй тур, в котором баллотируются два лидирующих кандидата. Для победы во втором туре достаточно простого большинства.

В Англии практикуется относительная мажоритарная система. 650 депутатов Палаты общин определяются в одном туре голосования. Достаточным считается простое большинство, даже в 1 голос. При неудачно сложившемся голосовании может случиться так, что партия, набравшая в масштабе страны абсолютное большинство, остается тем не менее в меньшинстве в парламенте, потому что в некоторых избирательных округах результаты оказались более благоприятными для конкурента. Так, на выборах 1951 г. Консервативная партия, завоевав 13.724.718 голосов, получила 321 место в палате общин, а Лейбористская при 13.948.385 голосах - всего 296.

В ряде стран используются различного рода смешанные мажоритарно-пропорциональные системы. Так в ФРГ половина состава бундестага выбирается на основе мажоритарной системы в один тур, а другая - на основе пропорциональной системы, в Австралии палата представителей формируется по мажоритарной системе абсолютного большинства, а сенат - по системе пропорционального представительства. Кроме того всеобщие выборы могут проводиться по одной системе, а региональные и коммунальные - по другой.

Иногда выделяют еще преференциальную систему, которая позволяет избирателям ранжировать кандидатов и партийные списки по предпочтительности. Эти предпочтения учитываются при распределении мест. Вероятно такая система наиболее соответствует основному критерию демократичности выборов: «один человек - один голос». Ее основной недостаток - сравнительная сложность подсчетов. Очевидно поэтому преференциальная система используется на национальном уровне только в двух странах - Ирландии и Мальте.

Морис Дюверже, исследовавший взаимосвязи между партийными и избирательными системами, предложил три формулы, которые он сам именует «фундаментальными социологическими законами». Пропорциональное представительство способствует формированию системы многочисленных, негибких, независимых и стабильных партий; система абсолютного большинства ведет к системе многочисленных, гибких, независимых и относительно стабильных партий; система относительного большинства - к дуалистической системе с чередованием независимых (т.е. не вступающих в союзы) партий.

Поскольку тип партийной системы формируется под комплексным воздействием факторов разной природы, количественный критерий типологизации систем партий имеет достаточно ограниченное аналитическое значение. За формальным сходством в каждом отдельном случае скрываются глубокие содержательные различия, как, например, между двухпартийными системами США и Великобритании.

 

2009-07-20 11:48:16 Учебникивернуться к списку

← предыдущая страница    следующая страница →
1234567891011