Магазин готовых дипломов, курсовых и рефератов
Библиотека студента

История экономики. Ч. 1

3. ВОЗНИКНОВЕНИЕ МИРОВОГО РЫНКА И МАНУФАКТУРНЫЙ КАПИТАЛИЗМ

Великие географические открытия (начиная с открытия Америки Х. Колумбом, 1492 г.; морского пути в Индию Васко да Гама, 1498 г.; Бразилии П. Кабралом, 1500 г.) и колониальные захваты европейцев в Америке, Африке и Азии в XVI в. за короткий срок влили в экономику христианского Запада огромные ресурсы. Многократное увеличение размеров международной торговли, расширение ее ассортимента, выкачивание богатств из заокеанских земель, баснословные доходы удачливых авантюристов значительно ускорили процесс первоначального накопления капитала. Заокеанскую экспансию начали Португалия и Испания, но хлынувшие в них богатства не способствовали развитию хозяйства государств Пиренейского полуострова, будучи растрачены в мотовстве нуворишей и религиозно-политических амбициях монархов. После того, как португальский король в 1578 г. предпринял опрометчивый крестовый поход против мавров Магриба и погиб в Африке со своим рыцарством, Португалия была включена в состав испанской державы. Целью же испанских королей из династии Габсбургов было установление всемирной католической империи и подавление в союзе с папством и орденом иезуитов протестантизма -новой ветви западного христианства, возникшего в первой половине XVI в. как протест против злоупотреблений римской церкви и укрепившегося в прибрежной Германии, Швейцарии, Англии, Скандинавских странах, проникшего в Нидерланды и Францию.

Приобретя в результате династических комбинаций господство над Нидерландами, испанский король стремился выжать из богатейшего региона Европы как можно больше средств для ведения своих войн. Налоговый и религиозно-полицейский гнет испанского абсолютизма привел к Нидерландской буржуазной революции 1566-1609 гг. Ее результатом, после десятилетий жестокой борьбы, стал распад Нидерландов на Южные, оставшиеся в составе империи Габсбургов, и Северные, добившиеся независимости и провозгласившие себя Республикой Соединенных провинций Нидерландов. Наиболее значительной из Соединенных провинций была Голландия, поэтому и новое государство - первую в истории буржуазную парламентскую республику - стали называть Голландией. Ее главный город - Амстердам, где в 1602-1609 гг. были основаны колониальная Ост-Индская компания, банк и первая биржа современного типа, стал в XVII в. мировым центром торговли и кредита.

Голландия упрочила свой суверенитет во время первой общеевропейской войны - Тридцатилетней (1618-1648), в ходе которой католическому блоку Габсбургов противостояли германские протестантские княжества, Дания, Швеция, Франция. Банкиры Амстердама финансировали войска антигабсбургской коалиции. В результате войны потерпели крах гегемонистские планы Габсбургов, и в Европе сложился баланс сил католицизма и протестантизма. Германия была разорена, ее города окончательно утратили былую доминирующую роль в европейской торговле. Голландия же стала общеевропейским кредитором и, кроме того, получила дешевую рабочую силу в лице «голландских ходоков» - переселенцев из разоренных германских деревень. Эта беднота привлекалась для сенокоса, выгребания отбросов со дна каналов, добычи торфа, погрузочно-разгрузочной и другой черновой работы.

Превращению в XVII в. Голландии в страну с динамичной экономикой способствовало прежде всего ее лидерство в судоходстве и транзитной заморской торговле, рыболовстве и китобойном промысле. Голландский флот по размеру был почти равен сумме всех западноевропейских флотов, вместе взятых. Голландцы прежде всего захватили лидерство в североморской торговле, вывозя из России «корабельные товары» (пенька, лен, смола, деготь, мачтовый лес), из балтийских стран (в первую очередь из Польши) - зерно. Амстердам стал зерновым складом Европы. Специализированная хлебная биржа стягивала хлеб, поступавший из фольварков - ориентированных на рынок помещичьих хозяйств к востоку от реки Эльбы, где алчные немецкие и польские феодалы-крепостники принуждали земледельцев ко все большему объему барщины. Это «второе издание» (гораздо более жестокое, чем в IX-XV вв.) крепостничества было оборотной стороной складывавшейся системы общеевропейского разделения труда, в рамках которой Восточная Европа оказалась на положении аграрной периферии.

Социально-экономической дифференциации Европы в XVI-XVII вв. способствовала «революция цен». Она была вызвана наплывом в Европу драгоценных металлов из Нового Света - золота, награбленного в индейских государствах, завоеванных испанскими конкистадорами, и серебра, поступавшего с середины XVI в. с рудников Потоси (совр. Боливия). Ввоз благородных металлов в Европу был монополией испанской короны. Отождествляя богатство страны с изобилием звонкой наличности, испанцы пытались воспрепятствовать (под угрозой смертной казни) вывозу золота и серебра в другие страны. Однако денежный металл все равно уходил из страны, поскольку наплыв золота и серебра увеличил рост цен в Испании и сделал более выгодным закупку товаров по более дешевым ценам в других странах; в то же время не возникало стимулов для расширения хозяйственной деятельности в самой Испании. Наличность, которой оплачивался всевозрастающий испанский импорт, перетекала во Францию, Голландию, Англию, и попытки насильственно удержать ее были так же тщетны, как борьба с голландскими и английскими пиратами, грабившими испанские корабли в Атлантике. А испанская мануфактура, изделия которой ввиду дороговизны не выдерживали конкуренции с привозными, захирела, и страна оказалась отброшенной к феодальной реакции.

С переливом наличности в других странах также увеличивались цены, но меньше, чем в Испании. Неодинаковым был и рост цен на различные товары. Больше всего выросли цены на хлеб, что сделало его самым выгодным товаром на европейском рынке, подталкивая усиление крепостничества к востоку от Эльбы и благоприятствуя нарождению в Англии слоя сельскохозяйственных предпринимателей - фермеров.

Более умеренным был рост цен на мануфактурные товары. Но поскольку росли цены на хлеб, безземельная беднота готова была за бесценок продавать свою рабочую силу. Падение заработной платы повышало доходы владельцев мануфактур, усиливая позиции среднего сословия в тех странах, где развивалось промышленное предпринимательство, в первую очередь - в Голландии и Англии.

С начала XVII в. голландцы захватили в свои руки и торговлю азиатскими пряностями, перехватив ее у португальцев. Голландская Ост-Индская компания стала первым крупным деловым предприятием, организованным в форме акционерного общества. Ее распорядительный комитет находился в Амстердаме и ежегодно отправлял корабли за океан. В обмен на долю прибылей правительство Голландии предоставило компании широкие полномочия: права иметь собственную армию, вести дипломатические переговоры с туземными владетелями, чеканить монету и др. Голландцы подчинили своему контролю Молуккские («острова пряностей») и другие острова Малайского архипелага, полуостров Малакку, остров Цейлон, юг Индостана, а центром Голландской Индии сделали г. Батавию (ныне Джакарта) на острове Ява, откуда послали экспедиции в Японию и Австралию (до конца XVIII в. называлась Новой Голландией) и где встречались с китайцами - торговцами чаем, фарфором и шелком. На островах Малайского архипелага голландцы насаждали сахарные и кофейные плантации, для работы на которых покупали или похищали туземцев, особенно детей.

Колониальная экспансия Голландии охватила также Африку (опорные точки: на юге - Капская колония, на экваторе - Золотой Берег и острова Зеленого мыса) и Новый Свет (Новый Амстердам в Северной Америке; острова в Карибском море, часть Бразилии). Голландцы завладели и ключевыми позициями в торговле между югом и севером Европы.

«Переложив», по словам английского экономиста У. Петти, на поляков занятия хлебопашеством, голландцы развивали у себя птицеводство и молочное животноводство; сыро- и маслоделие; выращивание овощей, цветов и технических культур (особенно красящих растений); производство сахара-рафинада, пива, шнапса. Большую выгоду голландцы извлекали из производства на привозном сырье экспортной продукции с высоким удельным весом добавленной стоимости. Например, они окрашивали английские «белые» сукна, втрое увеличивая их цену. У. Петти писал, что голландцы перерабатывают «сахарный тростник Вест-Индии, олово, цинк и шерсть Англии, лес и железо Балтики, пеньку России, ртуть и шелк Италии, пряжу и красящие вещества Турции». К этому можно добавить табак Северной Америки, алмазы Бразилии и т.д. - центром табачной промышленности и алмазогранильного дела стал Амстердам.

Коммерческому процветанию Голландии способствовали установление в ней, первой из европейских стран - веротерпимости. Религиозная свобода привлекла в Голландию евреев-сефардов из Испании и Португалии, английских пуритан, французских гугенотов. В Амстердаме проживало также много ломбардцев, шотландцев, англичан. Переполненная кораблями (до 2 тыс. одновременно) гавань и разноязыкая толпа деловых людей создавали в Амстердаме - «магазине Европы» - картину необычайной оживленности, впечатлявшую визитеров, среди которых был и молодой русский царь Петр I, обучившийся в Голландии корабельному делу и взявший Амстердам за образец при строительстве своей новой столицы - Петербурга.

В городах, где в XVII в. проживало 60% населения Голландии, росла мануфактурная промышленность, причем получили распространение централизованные мануфактуры - в таких отраслях, как металлургия, типографское дело, сахарная и спирто-водочная промышленность, пивоварение. Но мануфактуры были охвачены системой цеховой регламентации. Особенно жестким был цеховой контроль над главной отраслью промышленности - суконной: текстильные изделия всех видов должны были проходить проверку на качество после каждой стадии производственного процесса и продавались лишь с клеймом соответствующего цеха, фиксировавшим цену.

Не только для Голландии, но и для Западной Европы в целом, XVII в. стал веком мануфактурного капитализма. Удельному весу централизованных мануфактур способствовало расширение сырьевой базы европейской промышленности за счет колониальных товаров (хлопок, шелк, красители, сахар и др.) и заинтересованность правительств в производстве оружия и военного снаряжения. Проводимая национальными государствами политика меркантилизма делала ставку на развитие мануфактур, чтобы за счет сокращения импорта и увеличения экспорта готовых изделий добиться активного торгового баланса и тем самым увеличить количество звонкой монеты в казне. Для теоретиков и практиков английского и французского меркантилизма были характерны смешанные с восхищением зависть и враждебность к голландцам и упор на необходимость захвата главных путей заморской торговли, а для этого - развитие судостроения, мореплавания и колониальных кампаний.

Во Франции начало меркантилизму положил король Генрих IV Бурбон, пришедший к власти после долгих лет религиозных войн в стране между католиками и протестантами (гугенотами). Он мечтал о французской колонизации Нового Света (незадолго до его гибели французы основали в Канаде поселение Квебек). Кардинал Ришелье, фактический правитель страны при сыне Генриха Людовике XIII, принявший в 1625 г. пост «генерального сюрин-тенданта торговли и навигации», лично руководил строительством французского флота и поощрял колониальные кампании для утверждения французов в Канаде и Карибском бассейне. Его дело продолжил Ж.-Б. Кольбер - генеральный контролер финансов (с 1665 г.) при следующем Людовике, XIV. Он организовал прорытие Лангедокского канала, соединившего средиземноморское побережье Франции с атлантическим, создал Французские Вест-Индскую и Ост-Индскую, Гвинейскую и Левантийскую компании, оказал покровительство экспедиции через крупнейшую реку Северной Америки Миссисипи, область бассейна которой была объявлена владениями французского короля. С другой стороны, Кольбер расширил начатую Генрихом IV практику создания централизованных «королевских мануфактур», прежде всего для обеспечения монарха и придворной знати предметами роскоши (производство тонких сукон, шелковых чулок, кружев, рисуночных ковров-гобеленов, художественного стекла, зеркал и т.д.). Кольбер рассчитывал соединить в «королевских мануфактурах» новизну производства с цеховыми традициями профессионального обучения и мастерства. В целом его попытка, подчиненная амбициозным интересам французского абсолютизма, оказалась неудачной, принеся не столько пользу промышленности, сколько вред сельскому хозяйству страны. Кольбер «преуспел» в другом: он спровоцировал в 1672 г. агрессию Франции против Голландии, которую считал «самой могущественной республикой после римской» и главным препятствием для утверждения могущества своей страны.

Голландии не удалось удержать своего лидерства. Незначительность территории, ориентация голландских капиталистов, почти целиком, на внешние рынки, соперничество городов и отсутствие чувства государственной общности у семи Соединенных провинций не позволили создать связное пространство национальной экономики. Кроме того, как заметил основатель economics А.Маршалл, «Голландия страдала от английской зависти в отношении ее коммерции, но в еще большей степени - от неумных военных амбиций Франции». Отступив перед агрессивностью своих более крупных соседей, Соединенные провинции Нидерландов отходят в течение XVIII в. на второй план, а вперед вырывается Англия, ставшая в начале XVIII в. Соединенным Королевством Великобритании.

 

2009-05-18 01:48:25 Учебникивернуться к списку

← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112131415161718192021