Магазин готовых дипломов, курсовых и рефератов
Библиотека студента

История экономики. Ч. 1

Сторонники экономики предложения утверждали, что кейнсианская политика не смогла справиться со стагфляцией, поскольку строилась на расширении спроса посредством фискальной политики и создавала «налоговый клин» между величиной издержек производства и ценой товаров (рано или поздно большая часть налогов перекладывается предпринимателями на потребителей в форме повышения цен) и «налоговые антистимулы» для предпринимательской инициативы. Программа, основанная на идеях монетаризма и экономики предложения и практически воплощенная в «рейганомике» и «тэтчеризме», включала следующие основные черты:

1. Сокращение государственных расходов на социальные программы.

2. Значительное сокращение масштабов государственного регулирования частного предпринимательства. В Англии, где сразу после войны и в 1960-70е гг. лейбористское правительство осуществило широкомасштабную национализацию (Банк Англии, угольная, газовая и нефтяная промышленность, электроэнергетика, черная металлургия, транспорт, крупнейшая автомобильная корпорация страны «Бритиш мотор, судостроение, авиаракетное производство и т.д.), правительство Тэтчер развернуло обратный процесс приватизации, осуществляемой в форме акционирования предприятий. Распыление акций приватизированных предприятий среди широких слоев населения подавалось как решающий этап к «народному капитализму». Одновременно шло наступление на права профсоюзов, были объявлены незаконными все виды забастовок солидарности. Увеличение в результате приватизации численности акционеров с 2 до 9 млн. чел. (за 1980-1987 гг.), привело к тому, что их число превысило число членов профсоюзов.

3. Финансовое оздоровление за счет удержания темпа роста массы денег на неифляционном уровне.

4. Резкое сокращение ставок подоходного налога и налога на прибыль корпораций для стимулирования частнопредпринимательской инициативы. В США в 1986 г. налоговая система была реформирована таким образом, что предельная ставка налога на состоятельных налогоплательщиков упала с 50% до 28%.

Правительства Рейгана и Тэтчер добились успехов в борьбе с инфляцией и оживлении экономического роста. Это обеспечило неоконсерваторам широкую общественную поддержку. Антиинфляционные меры отвечали заинтересованности средних классов - располагающих собственностью в виде мелких предприятий, ценных бумаг, накоплений в банках - в стабильности покупательной силы денег как формы богатства. Антикоммунизм Рейгана и Тэтчер также был поддержан средними классами, по благополучию которых (взлет цен на бензин) больно ударил «нефтяной шок», вызванный действиями ОПЕК под одобрение Советского Союза.

Инспирированное неоконсервативными правительствами оживление рыночных сил способствовало структурному скачку в экономике США и Англии, который стал ответом капитализма на структурные кризисы 1970-х гг. Структурная перестройка охватила как макро-, так и микроуровни, обеспечив простор для развития отраслей, выдвинутых на первые роли новым этапом современной научно-технической революции, обнаружив новые возможности мелкого бизнеса и вызвав переворот в организационных принципах технологического процесса и внутрифирменного управления.

Второй этап современной НТР, начавшийся в 1970-е гг., выдвинул на первые роли микроэлектронику, информатику и телекоммуникации, биотехнологию, производство новых материалов, робототехнику, лазерную технологию, оптоволоконную и космическую связь. Особое значение имеет процесс информатизации, ассоциируемый главным образом с компьютером и телекоммуникациями. Он дает основание для выделения новой стадии развития общества.

Американский социолог О. Тоффлер охарактеризовал в 1980 г. структурные сдвиги в экономике ведущих стран как «третью волну» глобальных перемен.

«Первой волной» была неолитическая революция, «второй волной» - промышленный переворот. «Третья волна» связана с кризисом традиционных отрас-лей «второй волны» - черной металлургии, угольной, текстильной. Этого не поняли в 70-е гг. администрация демократической партии в США и британское лейбористское правительство, пытавшиеся поддержать заходящие отрасли посредством правительственных субсидий, от которых отказались неоконсерваторы.

1979-1981 гг. были для США годами максимального уровня энергопотребления и выплавки стали, производства металлорежущих станков и металлообрабатывающего оборудования. Был также пройден предел роста производства традиционных предметов длительного пользования - черно-белых телевизоров, холодильников, кондиционеров. В то же время с 1983 г., когда начался экономический подъем, началось и массовое производство новой бытовой аппаратуры - персональных компьютеров и флоппи-дисков, видеомагнитофонов и видеокассет. Благодаря «третьей волне» сформировались инновационные принципы, качественно отличные от принципов «второй волны» - миниатюризация, ресурсосбережение, тонкая настройка технологических процессов, экономия на разнообразии, замена иерархических организационных структур сетевыми.

Удалось создать энергосберегающие технологии и материалы-заменители с широким диапазоном заданных свойств, меньшим весом и меньшей затратой дефицитных ресурсов - волоконно-оптический кабель вместо медного, композиты и керамика вместо стали, алюминия и традиционных пластмасс; монокристаллические сплавы со сверхбыстрой кристаллизацией жидкой фазы металла вместо легированных сталей с дефицитными хромом и кобальтом. Ядовитым химикатам в сельском хозяйстве были противопоставлены плоды технологии. Стабилизировалась экологическая ситуация, новое наращивание объемов ВНП происходило без увеличения уровня потребления нефти, вследствие чего в 1986 г. мировые цены на главный топливно-энергетический ресурс упали.

Микроэлектроника сделала возможной новую организацию производственных потоков: программируя поставки комплектующих деталей, менять модели на конвейере, не останавливая его; изготовлять на одном и том же комплексе оборудования множество разнообразных мелких серий специализированных продуктов. Мелкосерийное производство ориентировано на индивидуализацию потребительского спроса, замену принципа отдачи от масштаба эффектом разнообразия.

Изменилась структура издержек - в ней резко увеличилась доля времени, затраченного на разработки и конструирование, программное обеспечение, маркетинг и послепродажное обслуживание. Происходит дальнейший сдвиг занятости в сферу услуг, который тесно связан с развитием мелкого инновационного бизнеса. Особенно распространенными стали венчурные (рисковые) фирмы с небольшим капиталом, созданные с помощью крупных корпораций для разведки рыночных ниш, генерирования и апробации принципиально новых технических инициатив. Для сохранения гибкости крупные фирмы стали применять разнообразные организационные формы: от создания «фирм-отпрысков», административно не связанных с основными, до использования особых денежных символов - бондов - в расчетах между подразделениями для имитации конкуренции между структурными единицами корпорации.

В экономике Японии политику новых структурных сдвигов направляло Министерство внешней торговли и промышленности. Начиная с 1980 г., оно поставило задачу ускоренного развития 14 наукоемких высокотехнологичных отраслей: авиации, космической, волоконной оптики, производства ЭВМ и роботов, полупроводников, электронной обработки текстов, программного обеспечения (software) и электронного машиностроения (мехатроника); биотехнологии, медицинской электроники, фармацевтики, производства новых сплавов и керамических материалов.

В 1985 г. для объединения фирм, решающих задачу освоения производств - от мелких и средних до крупнейших - МВТП инициировало создание Конференции нового бизнеса и Центра венчурных предприятий. В 80-е гг. на долю Японии приходилось около 2/3 мирового производства промышленных роботов; около 3/4 - сверхбольших интегральных схем; около 50% станков с ЧПУ и продуктов тонкой керамики; около 90 % - выпуска видеомагнитофонов.

Однако не США и Япония имели наивысшие темпы экономического роста в период кардинальных структурных сдвигов в экономике. Быстрее всего в 1970-80-е гг. развивались страны Юго-Восточной Азии: Южная Корея, Тайвань, Гонконг и Сингапур, прозванные «четырьмя тиграми». Следуя по пути, проторенному Японией - импорт новейших технологий и проникновение на мировой рынок за счет преимуществ в дешевизне рабочей силы - они стали крупными экспортерами продукции обрабатывающей промышленности: в 1970-е гг. -текстиля, судов, стали, игрушек, в 1980-е гг. - высокотехнологичных (компьютеры и телекоммуникация) товаров. Второй эшелон «новых индустриальных стран» Юго-Восточной Азии составили Таиланд, Малайзия и Индонезия, развивавшиеся за счет партнерства с Японией и НИС первого эшелона. Экономическая мощь Японии и стремительный рост НИС Юго-Восточной Азии, переориентация Австралии на партнерство с Японией, а США - на развитие торговли со странами Азии; превращение тихоокеанских штатов США, в первую очередь - Калифорнии, в центр новейших высокотехнологичных производств - все это обозначило перемещение оси мировой экономической активности из Северной Атлантики в бассейн Тихого океана.

Переход стран Юго-Восточной Азии из числа слаборазвитых в разряд новых индустриальных был не единственным процессом дифференциации в «третьем мире» в 70-80-е гг. Наряду с «азиатскими драконами» в число новых индустриальных стран - экспортеров продукции обрабатывающей промышленности - вошли такие крупные американские страны, как Мексика и Бразилия. В особую группу выделились страны «нефтяной элиты», извлекшие выгоду из повышения мировых цен на нефть, - Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Кувейт, Катар, Бахрейн, Бруней. Среди нефтедобывающих стран, в свою очередь, особые позиции заняли страны с авторитарными политическими режимами, бросавшие вызов «первому миру» исламским фундаментализмом (Иран), действиями в роли «глобальных гладиаторов» (Ирак), поддержкой терроризма (Ливия). Дальнейшее усложнение глобальной структуры было вызвано быстрым экономическим ростом миллиардного Китая с поворотом его в 1979 г. в сторону рыночной экономики и распадом в 1989 г. «социалистического лагеря» в Восточной Европе, а в 1991 г. - Советского Союза.

Макрорегиональная экономическая интеграция в мировом хозяйстве. Распад советского блока, а затем и самого СССР оставил США мировым военно-политическим гегемоном. Однако за 50-летие после окончания второй мировой войны США утратили прежнее экономическое превосходство, и в XXI в. ожидается напряженная борьба за экономическое лидерство между северо-американским, западно-европейским и азиатско-тихоокеанским центрами экономической мощи. Изыскивая новые возможности в конкурентной борьбе, ведущие страны расширяют свои интеграционные процессы. Тон задала Западная Европа созданием ЕЭС, расширением его к 1995 г. до 15 стран (в 1980-е гг. в ЕЭС вступили Греция, Испания и Португалия, в 1995 г. - Австрия, Швеция и Финляндия). В 1967 г. была создана Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), почти все участники которой вошли к 1990-м гг. в число новых индустриальных стран. В 1989 г. было положено начало Организации тихоокеанского экономического сотрудничества (АПЕК), куда наряду с Японией, Южной Кореей, «тремя Китаями» (КНР, Гонконг, Тайвань) и странами АСЕАН (Малайзия, Индонезия, Таиланд, Филиппины, Сингапур, Бруней) вошли США, Австралия, Новая Зеландия, а позже - Чили. С другой стороны, в 1990-е гг. США с Канадой и Мексикой образовали Североамериканскую (НАФТА), а Бразилия, Аргентина, Парагвай и Уругвай - Южноамериканскую (МЕРКОСУР) зоны свободной торговли. По-видимому, следует ожидать развертывания процесса вхождения в макрорегиональные экономические объединения бывших стран Восточного блока и бывших республик СССР.

 

2009-05-18 01:48:25 Учебникивернуться к списку

← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112131415161718192021