Магазин готовых дипломов, курсовых и рефератов
Библиотека студента

История экономических учений. Ч. 2

11. НОВЫЙ ИНСТИТУЦИОНАЛИЗМ И «ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ИМПЕРИАЛИЗМ»

11.1. Чикагская школа

Лидер монетаризма М. Фридмен является и главой Чикагской школы - ведущего направления современной консервативно-либеральной экономической теории, которое в 1990-е гг. выдвинула наибольшее число лауреатов Нобелевской премии по экономике. Характер этой школы во многом определяется историей Чикагского университета, в котором она сложилась, - учебного заведения, ставшего перворазрядным благодаря пожертвованиям богатейшего предпринимателя США, «барона-разбойника» Дж.Д. Рокфеллера, о котором «отец американской геофизики» (и нефтепромышленник-миллионер) Эверетт Ли де Гольер сказал, что непонятно, «считать ли Дж.Д. Рокфеллера величайшим из всех нефтяных королей или прожженным негодяем, сумевшим одурачить всех капиталистов Америки».

Основатель Чикагской школы Фрэнк Найт (1885-1974) получил известность благодаря своей докторской диссертации - «Риск, неопределенность и прибыль» (1921), - в которой была детально изложена трактовка предпринимательского дохода как вознаграждения за принятие на себя бремени риска и неопределенности. При этом Найт провел различие между риском с вычислимой вероятностью и невычислимой неопределенностью. Если можно определить вероятность, риск от такой неопределенности можно переложить на других посредством страхования. Такие риски становятся статьей издержек производства страхуемого субъекта.

Но существуют и неопределенности иного рода - в ситуациях, не имеющих прецедентов, без возможности измерить вероятность и подстраховаться. Устраняя такую неопределенность, угадывая предпочтения потребителя, предприниматель вознаграждается прибылью. «Единственный риск, ведущий к прибыли, - это уникальная неопределенность, проистекающая от осуществления функции ответственности в последней инстанции. Эта неопределенность не может быть ни капитализирована, ни застрахована, ни оплачена в форме заработной платы».

Найт полагал, что предметом «чистой экономической теории» является капитал, трактуемый как всеобъемлющее понятие, которое может выражаться во владении землей, деньгами, производственным оборудованием или трудовыми навыками.

М. Фридмен продолжил традицию Найта и в отношении метологической «чистоты» экономической теории как «позитивной науки», и в отношении трактовки предпринимательской функции. В статье «Анализ полезности при выборе, включающем риск» (1953, совместно с Дж.Л. Сэвиджем) Фридмен классифицировал решения, связанные с риском, на категории: 1) небольшой риск, связанный с заранее известным результатом; 2) умеренный риск без больших доходов или убытков; 3) крупный риск, связанный с большими доходами или убытками. Предположив возможность описания предпочтений экономического агента в численных значениях различных альтернатив, Фридмен предложил вычислительную процедуру для обобщенной функции полезности. Он сделал вывод, что люди с низкими доходами склонны избегать добавочного риска, тогда как группы со средними доходами охотно рискуют и перед ними открывается перспектива возрастающей предельной полезности, связанной с переходом на более высокую ступень лестницы классов.

М. Фридмен олицетворяет Чикагскую школу макроэкономического анализа. Среди его коллег по университету - преобразователи микроэкономической теории.

11.2. «Экономический империализм»

Завершением идущей от Найта линии абсолютизации понятия капитала стала концепция «человеческого капитала», обоснованная чикагскими профессорами Теодором Шульцем и Гэри Беккером.

Человеческий капитал - имеющийся у каждого запас знаний, навыков, мотиваций, являющийся источником будущих заработков или будущих удовольствий. «Инвестициями в человека» являются образование, географическая мобильность, охрана здоровья, рождение и уход за детьми. Общее и специальное образование увеличивает объем знаний и навыков человека, имеющих капиталопроизводящую ценность; миграция и поиск информации способствуют перемещению рабочей силы в регионы и отрасли, где труд лучше оплачивается, то есть повышают цену за услуги «человеческого капитала»; здравоохранение продлевает «срок службы человеческого капитала»; воспитание детей воспроизводит «человеческий капитал» в следующем поколении.

Образованию как сфере «инвестиций в человека» теоретики Чикагской школы уделили особое внимание. Т. Шульц в книге «Экономическая ценность образования»(1963) назвал образование «великим уравнителем»: оно обеспечивает «накопление человеческого капитала» выходцам из неквалифицированных слоев, а возрастание значения «человеческого капитала» сравнительно с материально-вещественными факторами производства ведет к более равномерному распределению личных доходов. Г. Беккер в монографии «Человеческий капитал» (1964) осуществил подсчет экономической эффективности высшего образования, определив, что отдача от него в США на том же уровне 110-115% от показателей прибыли у большинства фирм. Отсюда следовал практический вывод о том, что образовательные инвестиции - источник экономического роста не менее важный, чем обычные капиталовложения.

Беккер ввел различение между специальными и общими инвестициями в человека. Специальная подготовка обеспечивает знания и навыки, представляющие интерес для той фирмы, где они были получены. Общая подготовка наделяет знаниями и навыками, которые найдут применение и в других фирмах. Поэтому фирмы готовы оплачивать специальную подготовку, чтобы заполучить доход от нее. Общая же подготовка косвенным образом оплачивается самими работниками, которые, стремясь к повышению квалификации, соглашаются на более низкую в период обучения заработную плату.

Трактовка образования с точки зрения теории «человеческого капитала» вызвала много споров в западной экономической науке, породив как свою противоположность «теорию фильтра». Согласно этой концепции, образование - не «великий уравнитель», а «великое сито»: оно отбирает из учащихся наиболее одаренных, сортирует их. В свою очередь, Г.Беккер, продолжая развивать теорию «человеческого капитала», построил модель сравнительной отдачи вложений в человека и в другие активы. По его выводам, отдача от «человеческого капитала» в среднем много выше, чем от иных активов (недвижимость, ценные бумаги, банковские вклады), но в первом случае она убывает с ростом объема инвестиций, тогда как в других не меняется или уменьшается незначительно. Поэтому рациональная стратегия для семей такова: сначала инвестировать в человеческий капитал детей, поскольку отдача от него сравнительно выше, а затем, когда она по мере убывания сравняется с нормой доходности от прочих активов, переключаться на инвестирование в них, чтобы впоследствии передать их детям в дар или в наследство.

Представив в теории «человеческого капитала» учащихся и их родителей как рациональных инвесторов, сопоставляющих доходность вложений в образование с рыночной нормой процента, Г. Беккер в дальнейшем широко раздвинул рамки неоклассической теории, используя ее ключевые понятия - редкость, цена, альтернативные издержки - универсальный язык описания различных форм человеческой деятельности - от брачных связей до преступности.

В статье «Теория распределения времени» (1965) Беккер предложил новую теорию потребления, представил семью как «мини-фабрику», которая с помощью «производственных факторов» (покупаемых на рынке товаров, затрат времени, других ресурсов) производит «основные блага» (от обеда и чистоты до воспитанного ребенка). Ключевой ресурс для домашнего производства, ценность которого непрерывно повышается, - затраты человеческого времени. В домохозяйствах действует «эффект замещения» более времяемких видов домашней деятельности менее времяемкими, что связано с удорожанием благ, производимых дома в качестве альтернативных издержек возможностям повышения оплаты труда на рынке.

В «Трактате о семье» (1981) Беккер сделал следующий шаг в микроэкономическом истолковании жизни семьи, рассматривая проблемы выбора между количеством детей и их «качеством», денежного обеспечения детей родителями, динамики браков и разводов, особенностей моногамной семьи сравнительно с полигамной и т.д. Наиболее броским был вывод о «выборе партнеров на брачных рынках» - из выкладок Беккера следовало, что предпочтение отдается партнерам, схожим по росту, цвету кожи, образованию, социальному происхождению, но отличающимся по уровню заработков. Поэтому рост относительных заработков женщин увеличивает число разводов.

Не менее интересен был вывод Беккера, вторгающийся уже в область макроэкономики: о причинах резкого падения рождаемости в индустриально развитых странах. В выборе между количеством детей и их «качеством» действует своеобразный механизм мультипликатора: сокращение спроса на количество детей повышает спрос на их качество; но это вызывает еще большее падение спроса на количество, что подталкивает к новому росту спроса на качество и т.д. Даже небольшое удорожание содержания детей (напр., из-за падения экономической ценности их труда в городских условиях сравнительно с сельскими) может привести к резкому сокращению рождаемости; а экономический рост, повышая нормы отдачи образования и стимулируя тем самым спрос на качество, служит дополнительным усиливающим фактором подрыва спроса на количество.

В работе «Преступление и наказание: экономический подход» (1968) Беккер делал вывод, что криминальная деятельность является не аномалией, а результатом выбора, основанного на сравнении выгод и издержек от различных форм поведения. Высокий уровень рецидивизма не случаен, поскольку продолжительность отсидок учитывается преступником в сопоставлении с доходами от нелегальной деятельности.

В книге «Экономический подход к человеческому поведению» (1976) Беккер изложил исследовательскую программу, в которой аппарат неоклассической теории, основанный на принципах максимизирующего рационального поведения индивидов и рыночного равновесия, рассматривается как всеобъемлющие рамки для общественных наук. Это означает перспективу подсоединения к экономической теории смежных общественных дисциплин - демографии, социологии, правоведения, политологии - на основе охвата их неоклассическим максимизирующим подходом. Такой подход был назван «экономическим империализмом» и поддержан целым рядом экономистов не только Чикагского университета, но и других научных центров США.

В 1987 г. эти авторы выпустили коллективный труд «Экономический империализм: экономический подход, примененный за сферой экономике». Экономический империализм - распространение максимизирующего принципа микроэкономического анализа на сопредельные общественные дисциплины на основе предпосылки, что аппарат неоклассической теории является универсальным языком описания различных форм человеческой деятельности. «Экономимпериалисты» ориентируются не только на Беккера, но и на других экономистов, вышедших из Чикагской школы - представителей «нового институционализма» и теории общественного выбора.

 

2009-05-18 01:46:42 Учебникивернуться к списку

← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213141516171819202122232425
2627282930