Магазин готовых дипломов, курсовых и рефератов
Библиотека студента

Судебная риторика

Дискутивно-полемическое речевое пространство как наиболее общее (аристотелевское) понимание судебной риторики. Современная (частная) трактовка предмета судебной риторики

Аристотель дает определения причин и качеств трех видов риторики, так как существует столько же родов слушателей. Речь слагается из трех элементов: из оратора, из предмета, о котором он говорит, и из лица, к которому он обращается; оно-то и есть конечная цель всего (слушатель). Слушатель является любым простым зрителем либо судьей, и притом судьей или того, что уже совершилось, или же того, что может совершиться. Примером человека, рассуждающего о том, что имеет место быть, может служить член народного собрания, а рассуждающего о том, что уже было,- член судилища; человек, обращающий внимание только на дарование оратора - простой зритель.

Таким образом, существует три рода риторических речей: совещательные, судебные и эпидейктические. Дело речей совещательных - склонять или отклонять, потому что люди, которым приходится совещаться в частной жизни, как и ораторы, произносящие речи публично, делают одно из двух: или склоняют, или отклоняют.

Что же касается судебных речей, то их дело - обвинять или оправдывать, потому что тяжущиеся всегда делают непременно что-нибудь одно из двух: или обвиняют, или оправдываются.

Дело эпидейктической речи - хвалить или порицать. Что касается времени, которое имеет в виду каждый из указанных родов речи, то человек, совещаясь, имеет в виду будущее: отклоняя от чего-нибудь или склоняя к чему-нибудь, он дает советы относительно будущего.

Человек тяжущийся имеет дело с прошедшим временем, потому что всегда по поводу уже свершившихся событий один обвиняет, а другой - защищается.

Для эпидейктического оратора наиболее важным представляется настоящее время, потому что всякий произносит похвалу или критикует.

Обратим внимание на всеобщность риторики, распространяющуюся на множество предметов.

«Риторика есть художество, яже учит слово украшати и увещевати (в переводе с древнерусского: «искусство, которое учит украшать речь и убеждать»). Таково определение Николая Спафария, переводчика Посольского приказа, сделанное им в 1672 г. Оно восходит к классическому древнеримскому пониманию риторики, записанному у основателей европейской риторики Цицерона и Квинтилиана: Rhetorics est ars recte et ornate dicendi - риторика есть искусство хорошо и украшенно говорить. Отсюда и разовьется в будущем термин «красноречие. Таким образом, мы вплотную подошли к непосредственному пониманию того, что есть риторика как искусство.

Вопрос же о том, что такое «украшенная речь» и что такое подлинная красота речи и всякая ли красивая речь убедительна - вопрос особый, которому будет уделено особое внимание в этом учебнике.

«Риторика есть хитрость добре глаголати» (искусство хорошо говорить и писать. Старообрядческая риторика, рукопись конца XVII века.). Хотя традиционная риторика обучала устной монологической речи, обучение всегда предполагало умение писать речи. «Перо - наилучший наставник красноречия», - замечал Цицерон, обсуждая трудности обучения ораторскому искусству. Для риторики в правоприменительной практике, собственно нашем предмете, технологии подготовки письменной речи более чем важны.

«Красноречие есть искусство о всякой данной материи красно говорить и тем преклонять других к своему об оной мнении». (М.В. Ломоносов «Краткое руководство к красноречию» М., 1747.) Думается определение, данное М.В. Ломоносовым, как нельзя точно и лаконично показывает главную задачу оратора в судебной практике. «Кто в ceй науке искусен, тот называется ритор» - вот мнение отечественного гения XVIII столетия.

Характерно, что расцвет отечественной риторики начинается после реформ Александра Второго. В частности, судебная реформа, сделавшая суды гласными, дает толчок развитию ораторского искусства в судопроизводстве.

«Красноречие есть способность выражать свои мысли и чувствования на письме или на словах правильно, ясно и сообразно с целию говорящего или пишущего» (А.Ф. Мерзляков. Краткая риторика, или правила, относящиеся ко всем родам сочинена прозаических. М., 1804). Как видим, в риторике разрабатывается не просто речевое выражение, но выражение с помощью речи «мыслей и чувствований», поэтому специальные разделы науки должны посвящаться «идеям» или содержанию речи, а также учению о «страстях» или речевых эмоциях. «Предмет риторики есть речь. Речь есть устное или письменное выражение наших мыслей на словах или на письме.» (К.П. Зеленецкий. Общая риторика. Гимназический курс. Спб., 1850.). Представьте, как должен быть велик и объемен предмет науки, если он включает все, о чем вы говорите или пишите, все, что вы читаете или слышите. То есть предмет науки - речь во всем её многообразии.

Содержание риторики в XX веке, по существу, не изменилось, но обогатилось новыми концепциями и идеями, нередко представляя хорошо забытое старое в рамках новых дисциплин культуры речи, практической стилистики, психологии общения других.

В сущности, риторика конца XX века должна восстановить (в переработанном виде) «хорошо забытое старое». Прежде всего, это изучение специфики речевого общения: как организуются правила всякой речи и каковы отдельные составляющие компоненты речевой коммуникации, в частности - судебной или иной дискуссии. Это - предмет судебной риторики.

 

2009-05-06 12:58:36 Учебникивернуться к списку

← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213141516171819202122232425
262728293031