Магазин готовых дипломов, курсовых и рефератов
Библиотека студента

История политических и правовых учений. Ч. 2

Как приверженец элитизма Г. Моска враждебно относился к демократии. Он считал демократию утопией, миражом, в погоне за которым «некомпетентные» массы становятся объектом манипуляций со стороны «демагогов» и прокладывают путь «диктатуре», к современным разновидностям которой он относил социализм и фашизм. Свободу человечества Моска связывал с «компетентной» элитой буржуазного общества.

Другой основатель теории элит В. Парето (именно он ввел в политологию термин «элита») в своем «Трактате по общей социологии» (1916) полагал, что политическая жизнь есть борьба и смена, «циркуляция» элит. В обществе всегда правит элита. Она образуется в трех главнейших сферах «социального прогресса» - политической, экономической и интеллектуальной - путем выделения индивидов, добившихся на своем поприще наиболее выдающихся успехов.

Возникновение и существование господствующей элиты Парето объяснял главным образом психологическими свойствами людей. В основе человеческих поступков, по его мнению, лежат алогичные, иррациональные побудительные начала, так называемые «остатки» - инстинкты, стремления и т.д. Парето выделяет шесть видов «остатков»:

- «инстинкт общительности» (для политика - это прежде всего потребность в признании со стороны руководимых им организаций, партий, государства);

- «инстинкт комбинаций» (ярче всего выражен у выдающихся политических деятелей, составляет их главное профессиональное качество);

- «потребность в демонстрации собственных чувств» (в политике на этом основаны формы понимания в иерархических системах, ритуалы, культы, «вера» в вождя и т.д.);

- «стремление к постоянству агрегатов» (этим обусловлена возможность длительного существования сложившихся политических институтов, «законных» династий, конкретных политических взглядов, традиций, стереотипов);

- «инстинкт целостности индивидуума» (в политико-правовой сфере это стремление обеспечить безопасность личности и неприкосновенность собственности);

- «инстинкт сексуальности» (наиболее глубокий и устойчивый из всех «остатков», хотя его и пытаются сдержать и ограничить разнообразными моральными, религиозными и правовыми запретами).

Эти «остатки» зачастую не осознаются людьми или тщательно скрываются с помощью так называемых «производных». Это различного рода идеологические обоснования: от простых утверждений, воззваний и лозунгов до сложных концепций, доктрин и теорий, в которых, вытекающая из инстинктов, частная выгода облекается в общепринятые благовидные одежды (требования всенародного блага, поддержания общего интереса и т.д.).

Комбинация и распределение «остатков» и «производных», связанных со сферой политической власти, по Парето, предопределяют способность тех или иных людей принадлежать к элите, руководить массами, господствовать над массами, навязывать свою волю другим.

Согласно Парето, «остатки» и «производные» группируются таким образом, что в политическом процессе выделяются два типа элит: элита «львов» и элита «лис» (названия предложены под влиянием рассуждений Макиавелли о «львиных» и «лисьих» качествах правителей).

Любая элита, полагает В. Парето, рано или поздно успокаивается на достигнутом, теряет свои первоначальные качества, творческую энергию и вырождается. Тогда в обществе выделяется новая потенциальная элита, стремящаяся к власти. Господствующая элита, однако, не сдается добровольно. Поэтому «циркуляция» элит совершается посредством насилия, переворотов и революций, которые в целом «полезны для общества».

В период монополитического капитализма господствует элита «лис», которую он назвал «демократической плутократией». Социалистическое и революционно-демократическое движения он считал признаком слабости этой элиты и кризиса современного общества в целом. С элитистских позиций он враждебно относился к марксизму и идеалам буржуазной демократии. Его идеи вливались в общий поток критики буржуазной демократии «справа» и частично были заимствованы национал-социализмом. Не случайно Муссолини называл Парето своим учителем.

Следующим этапом разработки подобной методологии стала концепция «железного закона олигархии» Р. Михельса (1876-1936), возникшая, как и теория элит, в полемике с марксизмом. По собственному обобщению Михельса, «формула необходимости смены одного господствующего слоя другим и производный от нее закон олигархии как необходимой формы существования коллективной жизни ни в коем случае не отбрасывает и не заменяет материалистическое понимание истории, но лишь дополняет его. Не существует никакого противоречия между учением, согласно которому история - это процесс непрерывной классовой борьбы, и тем учением, по которому классовая борьба приводит к созданию новой олигархии».

Сама олигархия объяснялась Михельсом порождением потребностей психологии масс и психологии организации, которые подвержены особым «законам структур организаций». Эта концепция была изложена в работе «Социология партийных организаций в современной демократии» (Вена, 1911). Одной из самых шокирующих констатации автора стало наблюдение о несовместимости начал современных бюрократических организаций и демократии: «Кто говорит об организации, говорит о тенденции к олигархии... По мере развития организации демократия приходит в упадок». В условиях сложного взаимодействия технических свойств политической организации с психическими свойствами организованных масс и их политических лидеров происходит постепенный переход от «спонтанного лидерства» к «олигархическому руководству».

К элитаристскому и олигархическому истолкованию современных политических институтов и процессов примыкает еще одна концепция природы политики и политической власти, которая чаще всего именуется групповым подходом, а также теорией «групп давления» или «групп интересов». Родоначальником этой теории был А. Бентли (1870-1957), автор работы «Процесс осуществления правительственной власти: изучение общественных давлений» (1908), главным тезисом которой стало утверждение о том, что деятельность людей всегда предопределена их интересами и направлена, по сути дела, на обеспечение этих интересов.

Эта деятельность осуществляется обычно посредством групп, в которые люди объединены на основе общности интересов. Индивидуальные убеждения, отдельные идеи и личностные характеристики индивидуального поведения имеют значение лишь в контексте деятельности группы и учитываются в той мере, в какой они помогают определению образцов (моделей) группового поведения. Интерес (деятельность) и группа являются для А. Бентли весьма близкими понятиями.

Деятельность заинтересованных групп А. Бентли воспринимает и изображает как динамический процесс, в ходе которого и осуществляется так называемое давление олицетворяемых данными группами интересов и сил на правительственную власть с целью заставить ее подчиниться их воле и влиянию. В этом воздействии доминирует обычно сильная группа или совокупность групп. Они же подчиняют своему влиянию более слабые группы, а сама государственная власть и управление включают в себя урегулирование конфликтов групп и групповых интересов и достижение известного равновесия между соперничающими группами.

Различия в политических режимах А. Бентли представляет как различия в типах групповой деятельности или в технике группового давления. Деспотизм и демократия - всего лишь различные способы представительства интересов. Новую конфигурацию получила у Бентли и характеристика реального функционирования системы «разделенных властей». Бентли не отрицал анализа роли борьбы классов в политике (по Марксу), но представлял классы как группы со «множественными интересами», склонными к стабильному существованию и не имеющими в силу этого большого значения при анализе политической властной деятельности. Концепция «группового подхода» к политике стала важной методологической ориентацией в политической социологии и политической науке 20 века, особенно в бихевиористской (поведенческой) школе политики (Г. Лассвел, Д. Трумэн и др.).

В ряду новейших модификаций классических моделей и теоретических конструкций политической власти особое место занимает типология власти Макса Вебера (1864-1920). Вслед за Моской и Парето он видел главную особенность парламентской демократии в способах отбора политических лидеров и контроля над технически ориентированной административной бюрократией. Бюрократия (буквально «власть конторских служащих») ассоциировалась у Вебера с типом господства, основанном не на традиционном почитании, (как в патриархальном типе власти), а на строгих и рациональных правилах легалистского, (регулируемого и контролируемого законом) характера и назначения. Вебер прогнозировал, что перспективой всех современных демократий является тотальная бюрократизация общественной и государственной жизнедеятельности. Поэтому на смену капитализму придет не социализм, а бюрократизированное (в целях рационального управления) общество. Позже эта мысль была развита в концепциях менеджериальной революции и постиндустриального общества. В основе технократических концепций властвования лежит очень старая идея особой роли людей знания в делах властвования и управления. Формирование концепций технократического руководства восходит еще к Ф.Бэкону и Сен-Симону. В 1920-1930 гг. в США в обстановке глубокой экономической депрессии получило известность движение технической интеллигенции, участники этого движения впервые назвали себя технократами. Позже новый вариант технократических идей был выдвинут Дж. Бернхемом, опубликовавшим в 1941 г. книгу «Революция менеджеров». Бернхем утверждал, что в результате быстрой трансформации основных идей и институтов капиталистического общества происходит замена господства класса капиталистов господством «класса менеджеров», или бюрократии. Основа этого господства - государственная собственность на средства производства. Расширение прерогатив правительства и государства в конечном итоге приводит к ликвидации капитализма и установлению «менеджериального общества» с характерной для него политизацией всех областей жизни общества. В результате создается такая ситуация, когда менеджеры переходят к прямому контролю над экономикой, причем главными для них становятся не собственно экономические интересы, а интересы государственные. Примерами менеджериального общества, по Бернхему, могут служить фашистские и коммунистические государства.

 

2009-05-06 11:46:07 Учебникивернуться к списку

← предыдущая страница    следующая страница →
1234567891011121314151617181920212223