Магазин готовых дипломов, курсовых и рефератов
Библиотека студента

История политических и правовых учений. Ч. 2

С позиций солидаризма Дюги отрицал субъективное право и субъекта права как «метафизические», не соответствующие действительности понятия. Существует лишь объективное право - юридическая норма, которая никому (ни индивиду, ни коллективу) не дает субъективных прав. Норма солидарности создает для индивида лишь «юридическую ситуацию», «социальную обязанность», «общественный долг» выполнять определенную функцию в соответствии с положением, которое данное лицо занимает в системе общественной солидарности. На основе этого социальную и правовую защиту получают действия, соответствующие норме права.

Дюги растворял субъективное право в спроецированных на личность обязанностях, вытекающих из нормы солидарности. Фактически это вело к ликвидации самостоятельности личности как активного субъекта общественных отношений. Между тем субъективное право не фикция, основанная на неправильном понимании норм права и обязанностей, не простое производное от юридической нормы, а один из аспектов права как сложного явления, вытекающий из диалектической взаимосвязи общества и личности.

Антилиберальная, промонополистическая роль концепции о замене субъективных прав обязанностями особенно четко обнаружилась в трактовке права частной собственности. Дюги заявлял, что собственность «социализируется», перестает быть объектом абсолютного права и трансформируется для собственника в социальную функцию, долг. И только в этих пределах она пользуется социальной защитой.

Трактуя частную собственность как социальную обязанность, выполняемую в интересах общего блага, концепция Л. Дюги по сути смыкалась с реформистскими доктринами «народного социализма». В этом плане идеи солидаризма повлияли на законодательство многих буржуазных государств. Тезис о том, что собственность обязывает и должна использоваться в интересах общего блага, получил широкое распространение в юридических актах эпохи империализма (Конституции Германии 1919 г., Гражданском кодексе Мексики 1932 г., Конституции Японии 1947 г., Основном законе ФРГ 1949 г. и др.).

Продолжая линию Конта, Дюги критиковал народный суверенитет и противопоставлял ему «синдикалистский федерализм» как новую политическую систему, призванную заменить традиционные либерально-парламентарные учреждения, обеспечить общественную солидарность и гармонию классов, предотвратить социалистическую революцию и установление диктатуры пролетариата.

Всеобщее «индивидуалистическое» избирательное право Дюги предлагает заменить «органически» пропорциональным представительством партий и профессиональных организаций. Для этого классовое общество должно быть переустроено на основе синдикатов, которые станут политико-юридической формой и средством координации различных классов и социальных групп. В результате социальная борьба сведется к минимуму, и будет достигнуто примирение классов. «Мы отвергаем господство пролетарского класса, как и господство класса буржуазии», - писал Дюги.

Соединение синдикатов в федерацию, по Дюги, приведет к децентрализации, диффузии политической власти, к политическому и правовому плюрализму. Власть распределится между различными синдикатами, а деятельность центрального правительства будет направляться палатой, образованной из представителей всех синдикатов.

Дюги обвинял идеологов народного суверенитета в метафизике и схоластике, но сам выдвинул не менее фиктивное (в условиях классового общества) понятие социальной солидарности.

Теория солидаризма оказала значительное влияние на буржуазную политическую идеологию и практику 20 в. Хотя сам Дюги не был сторонником авторитарного режима, его концепции солидаризма, синдикализма (корпоративизма), «социализации собственности» использовались, в частности, идеологами национал-социализма. В то же время идеи децентрализации и плюрализма власти нашли свое продолжение в теориях институционализма и плюралистической демократии (М. Ориу, Г. Ласки, Ж. Бюрдо и др.).

Теорию институционализма наиболее успешно разрабатывал Морис Ориу (1859-1929), который извечную проблему противоположности интересов индивида и государства истолковал в духе христианского коллективизма, но сделал это с учетом социально-исторической ситуации начала 20 в. Теория институции, понимаемая как учреждение, установление или же некая коллективность, отказалась от использования договорной теории (концептуального ядра либеральной теории) и от командно-административной законности социалистов. Основа теории институции восходит к идее равновесия, которую Монтескье положил в основу своей теории разделения властей. По Ориу, правопорядок следует уподобить системе физического равновесия сил и всю жизнь современных государств представить как «бесчисленные социальные равновесия, соединенные в сложную и запутанную систему». Одной из таких систем равновесия являются и правовые отношения. Институции - семья, партия, профсоюз, государство и т.д. обеспечивают ту диффузию власти, которая создает условия социального мира и развития общества. Правовые отношения являются областью социального мира, в котором уравновешиваются враждебные и противоположные интересы людей, социальных групп и классов. Настоящий мир всегда основывается на праве. Право уравновешивает вечную противоположность между личностью и обществом. Каждая правовая система распределяет все права между личностью и обществом и создает право индивида, с одной стороны, и право общества - с другой. Это распределение создает социальный антагонизм и в то же время создает систему равновесия. Возникший таким образом правопорядок уравновешивает в каждом обществе не только противостояние индивида и общества, но также и многие другие системы общественного быта -гражданского, публичного, коммерческого, военного и др. Все эти формы быта находятся в состоянии равновесия, причем гражданский быт образует как бы центр всей системы. Система правового равновесия универсальна в своем воздействии: она охватывает и власть, и интересы, и все другие области социальной жизни.

Социологическая юриспруденция. Данное течение оформилось в самостоятельную дисциплину в связи с потребностью в целенаправленном изучении и использовании права в качестве инструмента регулирования и социального контроля. Австрийский правовед Е.Эрлих опубликовал в 1913 г. книгу «Основы социологии права», в предисловии к которой написал, что право коренится не в текстах законов, а в жизни.

Концепция Эрлиха получила название концепции «свободного права», поскольку для нее стал характерным «свободный подход к праву», который, согласно Эрлиху, можно обнаружить в практике судебного разбирательства, где имеет место свобода судейского усмотрения. Истоки самого права следует искать в обществе, образующих его объединениях и союзах, таких как семья, торговые товарищества, община и само государство. И в далеком прошлом, и в современном обществе право представляло собой порядок, существовавший в родах, семьях, а также в нормах и предписаниях, определяющих внутренний строй союзов, и установленный соглашением, договорами и уставами этих союзов и объединений. «Подобная констатация на практике подводила к мысли о том, что если гражданский и торговый кодекс не дают конкретных предписаний к разрешению данного конфликта, то следует обращаться к уставу данного объединения или союза, т.е. к правовым нормам союза, которые имеют прямое отношение к данному правовому факту. Эти нормы и эти факты и есть «живое право».

 

2009-05-06 11:46:07 Учебникивернуться к списку

← предыдущая страница    следующая страница →
1234567891011121314151617181920212223