Магазин готовых дипломов, курсовых и рефератов
Библиотека студента

История политических и правовых учений. Ч. 2

Европейская политико-правовая мысль второй половины 19 в.

В указанный период главная линия идеологического противостояния все отчетливее начинает проходить между адептами буржуазного строя и сторонниками социалистических преобразований. Однако это не значит, что в лагере сторонников сохранения и упрочения буржуазного строя царило полное единомыслие: разброс политико-правовых представлений колебался от либерально-демократических до элитистских, авторитарных и т.п.

Влиятельным интеллектуальным движением на протяжении всего 19 в. был позитивизм, который старался отбросить «метафизические конструкции» и отталкиваться от сугубо эмпирического материала.

Возникновение юридического позитивизма обычно связывают с творчеством английского правоведа Джона Остина(1790-1859). Само название «юридический позитивизм отталкивается от позитивной (научной) философии общества и общественной эволюции О. Конта. Самое известное произведение Остина - опубликованные посмертно «Лекции о юриспруденции, или философия позитивного закона».

Эмпирическое познание права (по Остину) предполагалось осуществлять на основе чисто юридических критериев, обособленных от моральных оценок права, а также от его социально-политических характеристик. В итоге право предстает в относительно определенной и легко обозреваемой совокупности правил (норм), принципов и типологических делений. По Остину, источником права является суверенная власть, причем сувереном может быть не только лицо, но и учреждение, которое действительно является сувереном для подвластных в данном политической сообществе. Важнейшей гарантией нормального функционирования права и самой суверенной власти является привычка большинства к повиновению. Поэтому к разряду позитивного закона не относится, к примеру, распоряжение оккупационных властей, даже если оно именуется законом.

У Остина суверен предстает воплощением всевластного учреждения, а норма права - нормой властного принуждения, «правилом, установленным одним разумным существом, имеющим власть над другим разумным существом, для руководства им». Приказ суверена и есть, по сути дела, правовая норма (норма позитивного закона). Норма получает юридический характер только в том случае, когда некто, обладающий необходимыми властными возможностями и способностями, в состоянии придать ей обязывающую силу принуждения под угрозой причинить вред нарушителю данной нормы.

Концепции естественных прав, признания и обоснования прав личности Остин решительно отвергал. Лучше всего суть юридико-позитивистского подхода к пониманию права передает формула «закон есть закон». В конкретно-исторических исследованиях государства и права позитивистский подход выделяется своим негативным отношением к любым конструкциям, которые допускают наряду с реально существующим государством (и связанным с ним массивом законодательства), некое более разумное право и связанное с ним государство, с которым надлежит проводить сопоставления.

Существенное значение в концепции Остина имеет трактовка права в строгом смысле слова. Право устанавливается для разумных существ другим разумным существом или существами - таковы законы, установленные Богом (божественное право), и законы, установленные людьми. Но среди второй категории не все относится к праву в строгом смысле (позитивному). К позитивному праву не относятся правила, установленные лицами или учреждениями, не являющимися суверенами, правила, установленные общественным мнением (в том числе нормы международного права), правила моды, этикета и законы чести. Все эти разновидности нормативного регулирования Остин относит к «позитивной морали». Таким образом, право в широком смысле включает в себя позитивное право и позитивную мораль. Между позитивным правом и моралью, а также религией существует не близость и сходство, а противоречие, которое должен учитывать каждый законодатель.

Право обособляется от морали ради того, чтобы предметом юриспруденции было исключительно позитивное право - независимо от того, хорошее оно или плохое. Оценки этого рода Остин относил к сфере этики или законоведения, но не правоведения.

Связав природу права с приказом (волей) фактически правящей в обществе группы лиц или одного правителя, Остин тем самым легитимировал правотворчество любой власти.

Юридико-позитивистская ориентация в изучении права повлекла за собой осознание учеными и практиками необходимости упорядочения всего массива непрерывно изменяющегося и разрастающегося законодательства. С другой стороны, очевидно, что истолкование права как приказа (волеизъявления) суверена чревато и недобросовестным применением этой формулы. В 20 в. такой подход был использован самыми недемократическими, антиправовыми и негуманными политическими режимами, правда, за пределами Англии.

Для второй половины 19 в. также характерно сильное влияние естественных наук, в первую очередь биологии, на общественные, социальные науки, в частности правоведение. Эволюционная теория Ч.Дарвина, утвердившаяся в это время в естествознании, оказала серьезное воздействие на правоведов, породив такие теории, как органицизм, социал-дарвинизм и др. Органицизм давал возможность мыслить и анализировать различные социальные объекты не по модели машины, стабильного механического агрегата, но как целостные, динамичные, изменяющиеся и развивающиеся образования (организмы) со свойственными им определенными жизненными циклами и функциями.

Так, крупный немецкий правовед Рудольф фон Иеринг (1818-1892) решительно отказываясь от логического подхода к изучению права, заявляет, что объектом правоведения должна быть не логика, а жизненные ценности, реальные интересы людей. Он обращает внимание не на логические и не на психологические аспекты права, а на его социолого-прагматические, утилитаристские моменты. Основное внимание он уделяет описанию, классификации и анализу фактов. В работе «Дух римского права» он уподобляет право живому организму и заявляет, что намеревается подвергнуть право «двойному исследованию: анатомическому и физиологическому», то есть проанализировать его структуру и его функции.

Р. фон Иеринг переносит на почву правоведения концепцию борьбы как универсального принципа бытия органического мира. Государство, по Р. фон Иерингу, есть организация социального принуждения. Эта организация не только порождает право, обеспечивает его существование, но и управляет им. Право характеризуется им в данном случае как разумно понятая политика, проводимая государственной властью. Р. фон Иеринг признает, что первоначально право имеет односторонне-принудительную силу, направленную на подданных, но постепенно оно приобретает двусторонне-обязательную силу, становится обязывающим и для самой государственной власти. Однако при этом Иеринг не считает, что государство должно педантично следовать закону. Там, где обстоятельства заставляют государственную власть делать выбор между обществом и правом, «она не только уполномочена, но и обязана пожертвовать правом и спасти общество». Весьма скептически относится Р.фон Иеринг к идее правового государства. Такому государству он вообще отказывает в жизнеспособности. Оно, по мнению Р.фон Иеринга, «не могло бы просуществовать и месяца». Полемизируя с исторической школой права (Савиньи, Пухта), учившей понимать образование и развитие права как безболезненный и мирный процесс, Р. фон Иеринг в работе «Борьба за право» старается доказать противоположное: «Жизнь права есть борьба, борьба народов, государственной власти, сословий, индивидов». Для него «всякое право в мире должно быть добыто борьбой», «борьба есть работа права» и т.д. Призывы к борьбе за право у Р. фон Иеринга приобретают особый, вызывающий тревогу смысл. Апология насилия, поэтизация борьбы и войны кажутся особенно опасными в свете опыта, который приобрела человеческая цивилизация в 20 веке.

 

2009-05-06 11:46:07 Учебникивернуться к списку

← предыдущая страница    следующая страница →
1234567891011121314151617181920212223